Когда мне стукнуло сорок пять, я загрустила. Уж климакс близится, а Германа все нет! Чтобы успеть запрыгнуть в последний вагон, надо было срочно, не отходя от кассы, искать мужика, оглушать гантелей и тащить в Загс, оставалось одно – найти жертву.

Претенденты на руку, сердце и прочий ливер в очереди не толкались, и штабелями у ног не укладывались – потому что свoлoчи.«Что со мной не так?» — мотала я на красный нос пьяные сопли, приставая к подружкам-собутыльницам. «Да вроде все норм, — лицемерно отвечали те, — живенько…» — и тут же переводили разговор на другую тему.Когда интернет угодливо прислал мне приглашение на курсы коуч-тренера Ярослава Самойлова «Путь женщины», я восприняла это, как ЗНАК. Вселенная меня услышала и послала мудрого терпеливого гуру, который разберется со всеми моими проблемами и комплексами, и обязательно передаст с рук на руки шикарному, умному, красивому и богатому слепо-глухо-немому миллионеру!

Заплатив каких-то двадцать пять тысяч, я пошла на он-лайн курсы учиться «на богиню». — Положите перед собой листок и делайте пометки – сказали мне, я положила и начался «морской бой».- Женщина должна вдохновлять мужчину – не критиковать и троллить, а восхищаться его достоинствами, — возвестил гуру.- Мимо! – заорала я и поставила первый жирный минус.- Она должна быть скромна и тиха, как лесной ручей – не повышать голоса, говорить нежно и плавно, пахнуть вкусно и ненавязчиво, одеваться в пастельные тона и уметь выразить свои чувств одним только взглядом.- Мимо, мимо, мимо, — шептала я, выводя минусы на листке.- Чтобы добиться успеха, женщина должна уметь стойко и с достоинством принимать отказы – умение проигрывать лишает нас страха.- Ой йооопт, — я нарисовала еще один минус на бумаге.

В концу вводной лекции мой листок был исписан минусами, так что стало понятно, почему корабли противников – потенциальных мужей – спокойно фланируют в моем фарватере, проплывая мимо даже слегка не подбитыми.Это я удачно зашла! – размышляла я, приготовившись кардинально измениться. Первое задание было направлено как раз на то, чтобы перестать бояться отказов. Я пришла к подружке Натахе и позвала ее с собой «на задание» — мне требовалась группа поддержки.

Надо было отправиться на Невский, выбрать самый дорогой и пафосный магазин, игриво и сексуально слоняться у витрины и просить всех проходящих мимо мужчин купить мне воооон то платьишко. Когда мы припарковались у магазина, Натаха справедливо заметила:

— В этом магазине самое большое платье 48 размера, оно тебе даже на шею не налезет, но ты можешь сказать, что собираешь вещи погорельцам.

— Дура ты что ли, — возмутилась я, — в условиях задания сказано: это должны быть вещь именно для меня, подарок, понимаешь?

Подруга еще раз окинула взглядом витрину и резюмировала:

— Тогда выпрашивай шарфик.Красивый розовый шарфик на манекене стоил 7 тысяч рублей – преступно мало, нам велели просить вещи не дешевле тридцати тысяч.

Но – что делать, я вздохнула и стала бродить у витрины, с тоской рассматривая пробегающих мимо мужиков. Подруга осталась сидеть в машине со словами: «Когда тебя начнут вязать менты за приставание на улице, я должна это заснять». Я простояла минут двадцать, замерзла, но так и не решилась ни к кому подойти.

— Мне страаашнаа, — ныла я, отогреваясь в машине, — ладно если просто пошлют, а ежели еще и наваляют?

Да, путь богини оказался опасен и проходил через лопухи и тернии.

— Не дрейфь, — ободрила меня подруга, — на вот возьми газовый баллончик.

— Задания уничтожать противника на подступах еще не было, — вяло отбивалась я.

– Может ну его, поехали в бар?

— Нет уж, я должна досмотреть это шоу до конца, — нервно хихикала та, и мы решили, что она будет выбирать мужиков, тыкать в них пальцем, а я разводить на подарки.

Первый, на кого она показала, был такой роскошный мужчина, что к нему, пожалуй, постеснялась бы подойти Эль Макферсон в лучшие свои годы. Высокий, холеный, в дорогущем пальто, с густыми темными волосами и синими, как крымское небо, глазами. Ой, мамочки – мне было гораздо проще войти в клетку к голодным тиграм, чем подойти к такому мужику.Красавец замешкался у витрины, и я стала нервно нарезать вокруг него круги, как голодная акула, уменьшая расстояние. Мужчина заметил мои маневры и уставился в упор своими прекрасными синими глазами.

— Красивый шарфик, — дергая плечом, начала я беседу и, как лошадь, мотанула башкой в сторону манекена.

Тот перевел на витрину равнодушный взгляд, скользнул по манекену и снова уставился на меня.

— Я такой хочу, — промямлила я, растирая ногой об асфальт чей-то окурок.

Тут у мужика зазвонил телефон: «Да, дорогая, я почти на месте», — сказал он в трубку, еще раз бросил на меня удивленный взгляд и скрылся в толпе. Видимо, у него уже была своя богиня, закончившая курсы Самойлова раньше меня.

— Надо бухнуть, — ободрила меня Натаха, — тогда и дело пойдет. Только не перебери, а то точно проснешься в ментовке.

Я быстро опрокинула в соседней баре пару коктейлей для храбрости и снова вернулась на пост — дело пошло веселее. Первый мужчина, у которого я попросила шарфик, сильно нервничал и пытался выяснить, почему я прошу подарок именно у него. Аргументы, что он показался милым и щедрым, его не удовлетворяли, он подозрительно спрашивал, не Светка ли меня подослала, и просил передать ей, чтобы мы обе пошли к черту.

Второй долго цокал языком, возмущался, как какой-то вонючий шарфик может стоить семь косарей, и предложил поехать к нему в Девяткино выпить разливного пива.

Третий долго ржал, спрашивал на чем я сижу и просил телефон диллера.Мужчины пугались, сердились, смеялись, спрашивали, где скрытая камера, но совершенно не горели желанием меня одаривать. Я окончательно замерзла, Натаха уссывалась в машине, желание быть богиней таяло, как мороженое на жаре. Хотелось выпить, поругаться с кем-нибудь на Мамбе и поспать. Но подруга заблокировала двери и пригрозила, что без шарфика меня не впустит.

Наконец, я увидела его! Мужчина лет пятидесяти, кажется, под шофе, шел присвистывая, с блаженной улыбкой глядя по сторонам, и явно никуда не спешил. Я бросилась ему наперерез, включив всю свою женственность и обаяние и заорала хриплым простуженным голосом:

— Мужчина, купите мне воон тот шарфик!

— Шарфик? – отчего-то не удивился тот, разглядывая меня с приветливой улыбкой.

— Да, шарфик, — заиграла я бровями. – Знаете, проснулась сегодня, выпила кофе на веранде, покормила ручных канареек и так захотелось новый шарфик. Ну не самой же покупать – я тааак люблю подааарки от крааасссивых незнаакомцев…

— А знаете, — пожевал губами тот и взял меня под локоть, — пойдемте! — и потащил по Невскому. Я оглянулась на Натаху – та с интересом смотрела на наш тандем и показывала мне одобряющие знаки. «Наверное, в ресторан поведет, — думала я, когда меня решительно волокли по проспекту. – Или в кино…»

Мужчина свернул в арку, твердой рукой таща меня за собой. «Щас зажимать начнет!» — решила я и зажмурилась. Но мы вошли в двор-колодец и меня потянули куда-то вниз по ступеням в подвальное помещение.«Насильничать будет!» — подумала я и окончательно расслабилась.

В подвале оказался магазин «Дикси». Кавалер купил мне пачку макарон, сосиски «Папа может», десяток яиц и бутылку молока.

— Вы не смущайтесь, — ободрительно похлопал он меня по плечу, — у всех в жизни бывают тяжелые времена. Но на работу все же утроиться надо. Когда я вернулась к машине с пакетом из «Дикси», Натаха уже не просто ржала, она хрюкала и поскуливала, стукаясь лбом о руль.

Через месяц курсы закончились, нам прислали в почту дипломы, подтверждающие, что мы теперь дипломированные богини. Все благодарили гуру, хвастались успехами и достижениями, и выставляли фото с кавалерами. Я уныло бродила по комментариям и везде задавала вопрос: «А мужика-ка где взять? Эй!.. Мужика-то где найти? Я ж теперь все знаю, все умею, на ком навыки оттачивать? Людииии! Мужики-то гдеее?» — но мои стенания потерялись на фоне всеобщего ликования.